Перейти в форум
 
 

Главная страница - Журнал "Жасstаr"

Журнал "Жасstar"

Слово ученому

Развитие теории и практики детского движения в постсоветской России: тенденции и перспективы

Михаил Богуславский,
доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования

Завершившийся 15-летний период (1991-2006) развития Российской Федерации как самостоятельного государства представляет собой целостный и законченный исторический этап. За это время государство и общество, а, соответственно все социальные институты и феномены, к которым относится и детское движение, прошли сложный путь от ситуации радикальной трансформации политической, социальной и геополитической системы через период дезорганизации и центростремительных тенденций — к стабилизации и постепенному восстановлению Россией статуса Великой Державы.

Конечно, неправомерно напрямую соотносить динамику процессов и трансформаций, произошедших за рассматриваемый период в жизни государства и общества, с развитием детского движения. И вместе с тем, синхронность процессов несомненна..
В развитии теории и практики детского движения постсоветского периода достаточно рельефно выделяются три взаимосвязанных этапа:  1) 1991 — 1996; 2) 1997 — 2004; 3) 2005 — по настоящее время.

В основу выделения этапов можно положить следующие критерии:
Какие тенденции в движении — центробежные или центростремительные — преобладали;
- Каковы ценностные приоритеты, которые определяли развитие детского движения на данном этапе;
- Какие проблемы ставились, обсуждались и продуцировались в развитии теории социокинетики;
- Какие типы и виды объединений преобладали на данном этапе, чем обуславливалась их направленность;
- Каким образом выстраивались отношения детских объединений, детского движения в целом с государственными и общественными институтами, партийными структурами.

Как видно, данная критериальная рамка полифонична, многообразна и сложна для осмысления. Кроме того, следует учитывать, что развитие методологии и теории детского движения не совпадало с динамикой самого детского движения, то, опережая его, то запаздывая. Положив в основу названий периодов синергетический подход, рассмотрим последовательно выделенные периоды..

1. Этап «погружения
в хаос» — 1991 — 1996 гг.

Начало данного хронологического отрезка имеет достаточно четкую историческую доминанту: события августа — декабря 1991-го, приведшие к распаду СССР, уходу с политической арены КПСС и целому ряду других глобальных для нашей социально-политической системы последствий. Однако в проекции на детское движение его было бы неправомерно трактовать вне анализа предшествующего периода — так называемой «перестройки» (1987-1991 гг.). Это хронологически непродолжительное, но исторически очень насыщенное время, по сути, во многом предопределило дальнейшее развитие событий. По отношению к развитию детского движения данный временной отрезок характеризовался различными серьезными изменениями. 

Среди наиболее существенных можно выделить следующие:
- Начало проявления вариативности в детском движении (коммунары, скауты);
- Демократизация и обогащение деятельности пионерской организации, создание перспективных и содержательных новых программ, форм и видов деятельности, проведение на демократической основе слета Всесоюзной пионерской организации в Артеке (1990 г.);
- Существенное оживление науки о детском движении, превращение журнала «Вожатый» в дискуссионную трибуну обновления деятельности пионерской организации, начало серьезных социологических, политологических и исторических исследований в сфере детского движения, осуществляемых с новых, современных методологических позиций;
- Проявление тенденции к созданию национальных детских организаций в Прибалтике и на Украине, знаменовавших собой начало распада единой Всесоюзной пионерской организации;
- Начало процесса деполитизации пионерской организации, придание ее деятельности гуманистического характера, обращение не к интересам партии и государства, как главной цели («К борьбе за дело Коммунистической партии — будьте готовы!»), а к интересам членов организации, их личностным смыслам;
- Налаживание сложного диалога, попыток выстроить на новой основе отношения между пионерской организацией и партией; государством, неформальными детскими объединениями и пионерской организацией; неформальными детскими объединениями и государством, партийными органами;
- Создание Ассоциации исследователей детского движения как неформального объединения нового типа, в известной мере оппонирующего соответствующим структурам Центрального совета Всесоюзной пионерской организации.

Как видно, все эти тенденции носили в основном прогрессивный и объективный характер и при возобладании их в целом, конечно, не в детском движении, а в советском обществе можно было бы более мягко осуществить трансформацию социалистической политической и государственной системы, соединив ее с рыночной экономикой, то есть пойти по так называемому «китайскому пути». Однако это было возможно лишь потенциально, так как китайское общество в отличие от советского государства является мононациональным, монорелигиозным, монокультурным и неизмеримо более традиционным.

Возвращаясь к детскому движению, подчеркнем, что далеко не все в период перестройки было для него позитивным.
В 1988-1991 гг. осуществлялась крупномасштабная и целенаправленная травля рядом СМИ пионерской организации, происходило опошление ее истории, шла дегероизация культовых личностей. Особенно это проявилось в вакханалии вокруг судьбы Павлика Морозова, из которого сделали просто демонический персонаж, а всю историю отношений с его подонком-отцом рассматривали исключительно в Библейском масштабе. Так была проведена — как сейчас становится совершенно ясно — опережающая кампания по десакрализации пионерской организации, обвинение ее чуть ли не как главного политического преступника советской системы. Все это послужило потом идеологической основой для разграбления собственности детской общественной организации, национализации, а затем и приватизации ее имущества.

Время с осени 1991 по 1996 год оказалось крайне сложным для развития детского движения и исследований в данной научной области. Деполитизация российского общества привела к закрытию Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина. В школах перестали существовать пионерские комнаты, сами пионерские организации. А ставки старшей пионерской вожатой, хотя и сохранились, были моментально поделены предприимчивыми завучами.

Для отечественного детского движения наступил новый исторический период. Все, что создавалось на протяжении десятилетий в рамках Всесоюзной пионерской организации: от собственности — до системы подготовки кадров; от идеологии — до трактовки истории пионерской организации — оказалось жестко и резко, кардинально разрушено. В одночасье оказались безработными десятки тысяч старших пионерских вожатых, сотрудников соответствующих руководящих, методических и научно-исследовательских структур, работников системы подготовки и переподготовки пионерских кадров. Это был воистину «шок без терапии». Резали по живому, причем, неумело и цинично, а оттого становилось особенно мучительно и мерзко.

Масштабность происшедших перемен в российском детском движении даже не впечатляла — поражала:
1. Вместо прежней ситуации, когда только единицы подростков соответствующего возраста не являлись членами детской организации — теперь только единицы (в масштабах общей численности) такими являлись.
2. Вместо мощной государственной поддержки деятельности детских объединений, их органов печати, пионерских лагерей (неважно, что формально финансировали профсоюзы) — полный отказ в государственном финансировании на федеральном уровне с чисто добровольной точечной поддержкой на уровне регионов и муниципий; огосударствление и последующая приватизация собственности пионерской организации.
3. Вместо отстроенной системы подготовки и переподготовки кадров для внеурочной работы с детьми в рамках детских организаций и объединений — полное разрушение такой системы и отсутствие внятных аналогов.
4. Вместо основного базирования детской организации в школах с отдельными очагами объединений на базе учреждений дополнительного образования и по месту жительства — практически полное отсутствие детских объединений в школах с сохранением отдельных объединений во внешкольной среде.
5. Вместо явно выраженной социальной (в том числе идеологической) направленности пионерской организации с ее ясными целями, программами и формами работы — подчеркнутая идеологическая стерильность и центрация целей исключительно на интересах членов объединений.
В целом наступил классический синергетический период «хаоса», из которого в дальнейшем с помощью определенных факторов (аттракторов) должен был возникнуть «новый порядок».  Начался сложный дискурс от моноорганизации — через максимальную вариативность        типов    и    видов       объединений — затем через вторичное упорядочение организационных структур — к новой моноорганизации.

Собственно же на практике в это время происходило становление и развитие различных видов детских объединений. В основном это возвращались из прошлого уже имевшиеся в отечественной истории детского движения аналоги объединений (религиозные, национальные объединения, скауты) или же продолжали существование (а в основном прозябание) различные объединения при внешкольных учреждениях и по месту жительства. В целом можно отметить, что были воспроизведены все имевшиеся в культуре образцы направленности детских объединений. В том числе сохранились и пионерские объединения. Преобладали же организации регионально-социального типа.

В это сложное время «собирания камней» в интересном положении оказались исследователи детского движения, по крайней мере, те из них, кто сохранился в рамках Ассоциации исследователей детского движения. Поскольку сам предмет исследований — «детское движение» отсутствовал, то в условиях разпредмечивания был вынужденно сделан акцент на исторические, методологические и теоретико-методические исследования, что в целом имело очень большое значение. Вообще такой период, пусть и вынужденной передышки, когда можно отрефлексировать и обновить свой методологический инструментарий, необходим и полезен для каждой отрасли знаний.

2. Этап «становления порядка из хаоса» (1997 — 2004 гг.).

Оссень 1996 года — после выигранных Б. Н. Ельциным президентских выборов оказалась самой тяжелой в истории современной России. Особенно для социальной сферы, здравоохранения, образования. Во многих регионах (речь, конечно, не идет о Москве) прекратились выплаты заработной платы, как для структур, финансируемых на федеральном уровне, так и для работающих на местном бюджете. Страну сотрясали многочисленные и массовые забастовки, голодовки и демонстрации протеста доведенных до отчаяния учителей, врачей, преподавателей высших учебных заведений. Естественно, на данном фоне государству и его органам окончательно стало не до детских объединений. Кто смог тогда из них, тот выжил, нет — извините…

Ситуация стала несколько выправляться во второй половине 1997 года. Ударившаяся обо дно Россия начинала постепенно всплывать наверх. Конечно, будет еще дефолт 1998 года, но на детском движении, развивающемся не синхронно с финансовым рынком, это не очень скажется.
Наиболее значимым достоянием периода 1999-2004 годов является постепенная стабилизация положения в сфере деятельности детских объединений, налаживание их руководителями конструктивного диалога с государственными органами, различными общественными структурами, кампаниями и фондами. Пожалуй, время с 1997 года по 2002-ой год было временем максимальной вариативности видов детских объединений. В их направленности постепенно усиливалась социально-региональная составляющая, выражаемая в экономической, патриотической, культурно-исторической, волонтерской и тому подобных видах деятельности.

Особенно мощно и динамично развивалось в это время детское движение в городе Москве. Благодаря конструктивной деятельности сотрудников Комитета общественных связей Правительства Москвы (председатель Комитета Т. А. Васильева) и при постоянной поддержке первого заместителя мэра Москвы в Правительстве Москвы, президента Ассоциации исследователей детского движения Людмилы Ивановны Швецовой удалось организовать пространство позитивного диалога руководителей детских объединений и управленцев города. Была сформирована соответствующая нормативная и финансовая база префектур и управ. Все это создало перспективную и действенную модель общественно-государственного управления детским движением, мощно стимулировало его развитие.

В целом же в стране явно наблюдалась существенная диспропорция между числом объединений, предлагавших интересные для детей формы работы, и реальным числом их участников. Не считая членов кружков и профильных объединений (типа Клубов юных моряков), их количество не превышало нескольких процентов от общего числа подростков.
Другой тенденцией была усилившаяся социальная направленность деятельности детских объединений, во многом вынужденная, чтобы получить финансирование от местных органов власти.

Что касается развития теории и методики детского движения, то характеризуемый период был достаточно плодотворным:

- Был защищен ряд значимых докторских диссертаций авторитетными исследователями детского движения;
- Произошло долгожданное пополнение корпуса исследователей за счет вузовских преподавателей, защищены интересные кандидатские диссертации по методике воспитательной работы в детских объединениях;
- Регулярно проходили содержательные конференции Ассоциации исследователей детского движения, оживилась научно-методическая жизнь в этом направлении на местах;
- Вышел в свет ряд интересных книг по детскому движению, прежде всего словарь-справочник «Детское движение», регулярно издавался интегратор результатов научных и практических исследований бюллетень «ТИМ».

Однако нет никаких оснований переоценивать как число исследователей детского движения, так и их научный потенциал. Выступать с содержательными докладами на всероссийской трибуне в рассматриваемый период вряд ли могло «по гамбургскому счету» более десятка ученых и практиков.

3. Этап нового порядка (с 2005 года).

2005-ый год в политическом смысле характеризуется переходом Российской Федерации от периода стабилизации к началу динамичного развития российского социума.
На новом качественном витке происходит оформление политической системы России, противоположной той, которая была характерна для России 90-х годов. Вместо демократических достижений, рыночной экономики и западных либеральных ценностей — теперь соответственно вертикаль власти, государственная форма собственности в стратегически важных отраслях и народный патриотизм как доминирующая ценность.

Все это достаточно четко выстраивает перспективу развития детских объединений на ближайшие годы. Этот вектор определяется новой сменой парадигм — вместе осуществляемой в 1990-ые годы деидеологизации, деполитизации детских и юношеских объединений взят решительный курс на их явную припартизацию, демонстрируемую политическую приверженность и четко выраженную идеологизацию. Общий трэнд достаточно рельефно повторяет процессы развития, происходившие в России в первой трети XX века:   Коммунистическая   партия — комсомол — пионеры. Именно в такой последовательности разворачиваются и современные процессы: Единая Россия — молодежные объединения «Наши», «Молодая гвардия», «Первый рубеж», «Наша страна», «Местные» — а затем и их детские структуры.

Представляется, что в 2007 году завершится процесс становления припартийных молодежных массовых объединений. Следующим же шагом в 2008 году объективно становится создание детских припартийных объединений, готовящих смену молодежным объединениям. Это объективная логика развития всех социальных и политических движений.
В данной связи наиболее вероятен в среднесрочной перспективе следующий сценарий развития детского движения.

Сложатся три сферы существования детских объединений:
1. Одна — это политически стерильные детские объединения, гуманистической ориентации, которые будут, по мере возможности, продолжать осуществлять свою деятельность в основном по месту жительства или в рамках муниципий, реже региона, направленную преимущественно на развитие интересов членов организаций.
2. Другая сфера — это отстройка партиями через свои молодежные структуры детских припартийных объединений на совершенно четкой политической основе их деятельности.
3. И, наконец, если произойдет складывание объединенной молодежной организации в русле «Единой России» (сейчас «Молодая гвардия» и «Наши» различаются как прежний комсомольский аппарат и рядовые комсомольцы), то может проявиться политическая воля, подкрепленная организационными и финансовыми ресурсами, и к созданию такой массовой детской организации под патронажем «Единой России».

Все это неизбежно приведет и к поляризации исследователей детского движения. Одни по-прежнему будут в рамках педвузовских аспирантур заниматься разработкой «вечных тем», связанных с деятельностью детских объединений психолого-педагогической и социально-педагогической направленности.
Вместе с тем, возрастет спрос на исследования по подготовке лидеров молодежных и детских объединений, в целом исследований социально-политической направленности (социологических, политологических и т.п.).
Естественно, что все эти прогнозы имеют перспективу только при сохранении существующего мэйнстрима развития политической и социальной системы Российской Федерации.

Журнал "Жасstar", № 1 (11), март 2007 г.


[ Вернуться к содержанию ]

НОВЫЙ НОМЕР

№1-2 (51-52) 2017

Архив номеров

ФОТОГАЛЕРЕЯ

Перейти в фотогалерею

 

ПЛАН МЕРОПРИЯТИЙ

СЕЙЧАС
01.01.2018 - 31.12.2018
Работа пресс-центра «Жулдыз ИНФОРМ»

СКОРО
20.12.2018 - 26.12.2018
Новогодний бал лидеров детского общественного движения «Зимняя сказка»

Просмотреть мероприятия

ПОИСК ПО САЙТУ



 

© 2006 – 2017 Республиканский Союз детских общественных организаций Казахстана «Жулдыз».
Адрес: Республика Казахстан, г. Кошектау, ул. Абая, 112 а, офис 207 (2 этаж). Телефоны: 8 (7162) 502591, 721226, e-mail: sdoozhuldyz@mail.ru
При перепечатке материалов ссылка на источник обязательна. Авторы Интернет-проекта www.zhuldyz.kz: Данил Конищев, Лидия Тришечкина, web: Муратбек Жусупеков.
Авторская группа DALI

Перейти на главную страницу Перейти в форум